Tags: Глава 1

красная звезда

ГЛАВА 1. §1.3. Святоотеческое учение о страстях и анализ христианских добродетелей в монографии С.М.

1.3. Святоотеческое учение о страстях и анализ христианских добродетелей в монографии С.М.Зарина.
Проследим взаимосвязь учения святых Отцов о преодолении страстей с главной целью православной жизни – спасением человека в Боге.
По православному учению спасение, вечная жизнь, достигается каждым человеком при непременном условии нравственного усовершенствования христианина. Это последнее и служит ближайшей целью его напряжённой всесторонней работы, аскетического подвига.
Но нравственное совершенствование, по мнению С.М.Зарина, не может быть органическим процессом беспрепятственного развития, постепенного положительного раскрытия сил человека, так как последние повреждены грехом, нравственной порчей: они не только мало или недостаточно развиты в человеке, но получили в нём именно ложное направление, извращены, или, по крайней мере, всегда обнаруживают склонность пойти этим превратным путем. Словом, человек должен не только с помощью благодати воспитать себя, но именно перевоспитать. Истинная жизнь может завоевать себе господство в природе человека не иначе, как путём вытеснения ложного, извращённого направления её наличного состояния.
Христианская жизнь, следовательно, не может совершаться в правильной последовательности положительного безостановочного и беспрепятственного развития, по­скольку при этом обязательно требуется постоянное выделение нездоровых элементов, заключающихся в человеческой при­роде и личности, постоянное искоренение старой закваски. Облечение в нового человека, созданного по Богу, в правед­ности и святости истины, осуществиться реально может не иначе, как путём нераздельно и параллельно с этим положительным процессом совершающегося, по словам С. М. Зарина, «отложения прежнего образа жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях».
Для того, чтобы достигнуть в человеке своего осуществления, христианская добродетель должна явиться в человеке борющейся (и при том «до крови», «против греха» (Евр. XII, 4)), а не просто возрастающей и крепнущей. По словам преподобного Макария Египетского, «волею Божьею требуется совершенное очищение от греха, освобождение от постыдных страстей и приобретение самой вы­сокой добродетели, т. е. очищение и освящение сердца». Таким образом, и в подвиге христианина, поставившего своей целью достижение религиозно-нравственного совершенства, необходимо различать два течения или две стороны: положительную и отрицательную.
По словам святителя Феофана Затворника, «в непрерывной связи с прямым положительным занятием сил всегда стоит не­прямое, направленное к прогнанию зла и страстности, восстающей в них, иначе борьба со страстями и похотями». И это очищение от гнилых остатков ветхого человека должно про­ходить через всю область личной жизнедеятельности, и притом на протяжении всей жизни человека (ср.: 1 Ин. I, 8; Иак. III, 2). Отсюда, и для целесообразного применения аскетических средств необходимо по су­ществу дела ясное представление не только идеала нравственного совершенства, но и противного ему состояния — греховной невозрождённости, извращённости человеческой природы и её сил. Collapse )
красная звезда

ГЛАВА 1. ПРАВОСЛАВНОЕ СВЯТООТЕЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ХРИСТИАНСКИХ ДОБРОДЕТЕЛЯХ И ПУТЯХ ИХ СТЯЖАНИЯ

1.2. Связь догматического учения о спасении и аскетического богословия Православной Церкви , согласно С.М.Зарину.
Рассмотрим связь догматического учения о спасении и аскетического богословия Православной Церкви.
Как отмечает в своей работе С.М.Зарин, учение о сущности и условиях спасения человека, представляя собой основной пункт, наиболее важное, центральное содержание всего Божественного Откровения, а потому, естественно, и христианского богословия, – в то же время отражает в своём подробном раскрытии специфические особенности, конфессиальные оттенки главнейших христианских исповеданий. Конфессиальная окраска богословствования этих последних обнаруживается именно в этом пункте наиболее выпукло, рельефно, характерно.
В этом случае в высшей степени знаменательно и интересно для раскрытия темы работы согласие в суждении о данном предмете богословия православного и протестантского. Так, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский) говорил: «Тот, кто хочет узнать истинное существо католичества, протестантства или православия, тот должен обратиться не к теоретическому их учению, а к их понятию о жизни, к их учению, именно, о личном спасении, в котором (учении) это понятие наиболее ясно выражено, — тот должен спросить каждое из вероисповеданий, в чём оно полагает смысл жизни человека, его высшее благо». Также и по мысли Гарнака: не богословский спор, иерархическое властолюбие и резкие национальные особенности привели к разделению Церкви и это разделение поддерживают, – хотя эти причины, бесспорно, участвовали в указанном, факте, не теряя своего значения н до последнего времени, – но всё же основную движущую причину данного явления собственно следует искать в различном ответе на вопрос об идеале жизни.
Таким образом, в своей манографии С.М.Зарин пишет, что учение о спасении человека, будучи центральным пунктом богословия догматического, оказывается исходным началом богословской этики, тем основанием, на котором зиждется всё православное нравоучение во всех своих существенных пунктах и которым оно определяется в своих наиболее важных особенностях. Collapse )
красная звезда

ГЛАВА 1. ПРАВОСЛАВНОЕ СВЯТООТЕЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ХРИСТИАНСКИХ ДОБРОДЕТЕЛЯХ И ПУТЯХ ИХ СТЯЖАНИЯ

1.1. Аскетизм по учению древнехристианской письменности и Отцов Церкви в интерпретации С.М.Зарина.
Для того, чтобы понять сущность и смысл богословия аскетизма С.М.Зарина, необходимо обратиться к изучению сущности понятия «аскетизм» по учению древнехристианской письменности и Отцов Церкви.
У философов стоической школы, согласно С.М.Зарину, слово άσκησις стало употребляться уже в специфически этическом смысле - в смысле упражнения в добродетели и воздержности.
Перенесение понятия упражнения, по С.М.Зарину - аскетизма, с тела на душу, с гимнастики на нравственную деятельность, ввиду специфических признаков, мыслившихся в этом понятии (систематичность, последовательность, целесообразность и напряженность усилий атлета), могло совершиться, конечно, вполне естественно, — по закону самой простой аналогии. Уже в позднейшее время Климент Александрийский душу гностика, воодушевлённого твёрдой надеж­дой на Бога и любовью к Нему, смело противостоящего всем страхам, равнодушного к случайностям и даже самой смерти, — по крепости и стой­кости сравнивает с телом атлетов. Collapse )